1.9 Как Анатолий Чубайс вновь обманул Бориса Ельцина

Печально скандальная и широко освещен­ная в прессе история приватизации АО "Росгосстрах» недавно получила неожиданное продолжение. Как известно, в конце июня с.г. Президент РФ Борис Ельцин распорядился приостановить приватизацию этого акцио­нерного общества и поручил Генпрокуратуре проверить ее законность, благо акции рас­продать не успели. Поводом для такого, прямо скажем, неординарного шага (прежде мно­гое сходило с рук) стали результаты проверки этой компании Счетной палатой.

Напомню, небольшая, всего из 9 человек, группа людей, в основном руководителей АО «Росгосстрах», при активном содействии не­которых чиновников Госкомимущества, в пер­вую очередь тогдашнего его руководителя Альфреда Коха, намеревалась заполучить контроль над крупнейшей страховой компа­нией страны, принадлежащей государству. Причем каждый из них за свое приобретение должен был уплатить сумму, не превышаю­щую стоимость среднего западного автомо­биля. Конечно же, подобное возможно лишь при нарушениях законодательства, коих оказалось превеликое множество.

АО «Росгосстрах» создали для государственного страхова­ния. В него входят центральное управляющее общество в Москве и 80 дочерних предпри­ятий с 1550 филиалами в регио­нах. Все вместе они образуют единое юридическое лицо, ак­ции которого находятся в руках государства. Работают в этой системе около 89 тысяч чело­век. Однако вопреки закону ре­шение о приватизации «Росгос­страха» принимала не конференция представителей трудо­вых коллективов всех предпри­ятий системы, а лишь собрание одного московского общества, где работает всего 300 человек. И сделано это было с вполне определенной целью. Ведь по­добное «урезание» АО позво­лило существенно уменьшить суммарную стоимость акций примерно до 2 млрд. рублей с хвостиком, исходя из стоимости имущества и активов лишь мос­ковской конторы. Тем самым инициаторы такого оболвани­вания государства намерева­лись заполучить в качестве бесплатной «нагрузки» всю си­стему целиком, имущество и активы которой многократно превышают указанную сумму. Действуя подобным образом, «девятка» хотела не только не­законно прикарманить лако­мый кусок госсобственности, но и отказаться от ответствен­ности перед массой застрахо­ванных «Росгосстрахом» людей. Дело в том, что эта ответ­ственность согласно законода­тельству ограничивается сум­марной стоимостью принадле­жащих акционерам акций. А она, как упоминалось, опреде­лена в 2 млрд. рублей с неболь­шим.

Между тем к 1 января 1992 года правлением Госстра­ха РСФСР, права и ответственность которого унаследовало созданное вместо него АО «Росгосстрах», было заключе­но 52,5 млн. страховых догово­ров, по которым внесено 29,4 млрд. «дореформенных» руб­лей. И вся эта сумма согласно Закону «О восстановлении и за­щите сбережений граждан РФ» должна быть проиндексирована и когда-то возвращена. На се­годня коэффициент индексации в соответствии с возросшей за эти годы инфляцией составляет примерно 10000. Поэтому долг только по «дореформенным» страховым договорам достиг уже почти 300 трлн. рублей и будет расти. Его выплата в слу­чае приватизации «Росгосстра­ха» по плану «девятки» цели­ком и полностью ляжет на пле­чи государства, так как оно ли­шится возможности гасить этот долг за счет коммерческой деятельности ныне принадлежащей ему компании. Однако и это не все.

Согласно законодательству, если количество работающих на предприятии превышает 50 тысяч человек, план и схему его приватизации утверждает Пре­зидент РФ. Но в случае с приватизацией «Росгосстраха» функ­ции президента самовольно присвоил себе тогдашний глава Госкомимущества Альфред Кох. Он не только незаконно утвердил упомянутые докумен­ты, но и незаконно разрешил в ущерб государству продать по льготным ценам часть акций работникам компании по за­крытой подписке, в то время как акции открытых АО, а та­ковым является «Росгосстрах», должны продаваться свободно и по рыночным ценам.

Спустя всего день,  то есть 26 июня сего года, после данного Борисом Ельциным поручения Генпрокуратуре разобраться во всем, председатель Госкомиму­щества А. Кох формально, на основании представления Счетной палаты, а на самом деле, ви­димо, испугавшись, и не желая брать на себя еще один грех распродажи за бесценок госсоб­ственности, отменяет свое рас­поряжение об утверждении пла­на приватизации «Росгосстра­ха».

Однако «девятка» не отка­залась от намерений поживить­ся за государственный счет. И, как увидим дальше, не без осно­ваний. В ответ на вынужденно покаянный шаг главы ГКИ, «девятка», создавшая для скуп­ки акций специальную фирму, 3 июля подала иск в Арбитражный суд Москвы о признании этого покаяния Альфреда Коха недействительным. А пока ми­лые, ругаясь, только тешились,  9 июля сего года Генпрокурату­ра РФ, выполнив поручение, на­правила письмо Президенту России «О нарушениях законодательства в процессе создания и приватизации открытого АО «Росгосстрах». Согласившись с заключением и выводами Счет­ной палаты, Генпрокуратура посчитала необходимым в соот­ветствии с действующим зако­нодательством преобразовать (запомним, именно преобразо­вать) «Росгосстрах» из АО в го­сударственное унитарное пред­приятие. Цель - «предотвра­щение возможного ущерба за­конным интересам граждан и государству, а также выполне­ние задач обязательного госу­дарственного страхования». К слову, из бюджетных средств обязательно страхуются госу­дарственные служащие, чья де­ятельность связана с риском для жизни - это сотрудники «си­ловых» и правоохранительных органов, военнослужащие, ра­ботники Счетной палаты и др.

После столь авторитетных рекомендаций Борис Ельцин поручил теперь уже Анатолию Чубайсу «подготовить проект решения Президента РФ о пре­образовании АО «Росгосстрах» с учетом выводов и предложе­ний Генпрокуратуры РФ». Од­нако Анатолий Борисович в своем ответном послании пре­зиденту 3 сентября сего года утверждает, что якобы  «в соответст­вии с действующим законода­тельством РФ преобразование АО «Росгосстрах» в государст­венное унитарное предприятие возможно только (!) путем ликвидации этого акционерно­го общества... В связи с тем, что все 100 процентов акций АО «Росгосстрах» принадле­жат Российской Федерации, ликвидация этого АО может обойтись государству в не­сколько десятков трлн. руб­лей». И поэтому, заключает А. Чубайс, необходимо сохра­нить «Росгосстрах» в его нынешней форме акционерного общества, а все акции до неко­его специального (о чем?) ре­шения оставить у государства.

Утверждая подобное, Анато­лий Борисович - ему не привы­кать - в очередной раз слукавил. Дело в том, что согласно Граж­данскому кодексу РФ ( ст. 57-65) «Росгосстрах», единст­венным учредителем которого от имени государства выступа­ет Госкомимущество, может быть не только ликвидирован учредителем, но и преобразо­ван им в иное юридическое ли­цо, в том числе в государствен­ное унитарное предприятие, как того потребовал президент. А между «ликвидировать» и «преобразовать», как говорят в Одессе, есть две большие раз­ницы. И чтобы понять их, во­все не обязательно родиться в Одессе, а достаточно заглянуть в Гражданский кодекс РФ. По­этому можно лишь догадывать­ся, зачем Анатолию Борисови­чу в очередной раз понадоби­лось блефовать - обманывать Бориса Николаевича и вводить его в заблуждение. Ведь со­гласно одной из упомянутых статей ГК при преобразовании «Росгосстраха» все его права и обязанности по исполнению до­говоров перейдут к новому, со­зданному вместо него юридиче­скому лицу. А при ликвидации этого АО страховые договоры аннулируются, и задолжен­ность кредиторам, т.е. застра­хованным людям, должна быть погашена. Но погашается она лишь в размере стоимости иму­щества «Росгосстраха». Таковы правила ГК. Поэтому при бан­кротстве и ликвидации, к при­меру, компаний, строивших финансовые пирамиды, обма­нутым людям почти ничего не досталось.

Согласно плану приватиза­ции АО «Росгосстрах», его имущество, под которое наме­ревались выпустить и прода­вать акции, оценено руководя­щей «девяткой» «Росгосстра­ха» в сумме чуть более 2 млрд. рублей. А в письме Анатолия Борисовича президенту гово­рится, что ликвидация «Рос­госстраха» может обойтись государству в несколько де­сятков трлн. рублей, т.е. во столько оцениваются им иму­щество и активы этой страховой компании.

Вероятно, столь внушительная сумма яв­ляется лишь продолжением лукавства о невозможности создания вместо АО госпред­приятия. И указана она, види­мо, в расчете на то, чтобы, на­пугав Бориса Николаевича, заставить его сохранить АО «Росгосстрах» для последую­щей распродажи акций. Одна­ко если несколько десятков трлн. рублей - правда, то, по мнению заместителя началь­ника инспекции по контролю за использованием федераль­ной собственности Счетной палаты Сергея Буркова, руко­водившего проверкой прива­тизации «Росгосстраха», речь должна идти о попытке при­своения госсобственности в особо крупных размерах. Ведь согласно утвержденному Аль­фредом Кохом плану привати­зации «Росгосстраха» его уставный капитал, куда входят имущество и все активы, ока­зывается при этом занижен­ным в десятки тысяч раз. В любом случае, сказал Сергей Бурков, действия соответству­ющих должностных лиц тре­буют специального расследо­вания компетентных органов и привлечения виновных к от­ветственности.

В своем письме президенту А.Чубайс в качестве одного из доводов в пользу сохранения АО «Росгосстрах» указал так­же на возможность его прива­тизации по решению суда. Но пока все акции этого АО оста­ются в руках государства, ника­кой суд не имеет права вмеши­ваться в законные намере­ния государства как учредителя. А  Госкомимущество от лица учреди­теля, о чем сказано выше, отменило по представлению Счетной па­латы ранее утвержденный план приватизации «Росгосстраха».

Однако недавно, без каких-ли­бо обоснованных аргументов, Арбитражный суд Москвы фактически удовлетворил упомянутый выше иск «девятки» к ГКИ, признав прежний план приватизации «Росгосстраха» действитель­ным. Между тем срок договора с фирмой «девятки» на прода­жу акций этой компании истек. Однако акции до сих пор не проданы. И поэтому Президент РФ, издав соответствующий указ, вопреки противодейст­вию Анатолия Чубайса, может совершенно спокойно и без всякого суда осуществить свои намерения: преобразовать АО «Росгосстрах» в одноименное государственное унитарное предприятие.

Это необходимо для того, чтобы государство не лишилось собственной систе­мы обязательного государственного страхования, финан­сируемого из бюджета. В про­тивном случае бюджетные деньги должны будут направ­ляться на эти цели в уполномо­ченные частные страховые компании. Но ведь и сам президент, и «лучший министр фи­нансов в мире» вследствие ог­ромных потерь денег налого­плательщиков paтуют  за отказ от проведения бюджетного фи­нансирования через коммерче­ские банки и передают его фе­деральному казначейству. За­чем же в государственном страховании повторять с тру­дом исправляемую ошибку ны­нешней организации бюджет­ного финансирования и вновь наступать на одни и те же грабли? Или Анатолий Борисович, помимо звания «лучший ми­нистр финансов в мире», при­своенного ему журналом «Ев­романи», намерен заполучить еще и титул непревзойденного в мире приватизатора, выпол­нив любым путем задание Международного валютного фонда по распродаже в этом году государственных акций «Связьинвеста», «Росгосстра­ха» и многих других крупных компаний? Ведь после этого можно будет издать за рубежом книгу об очередном этапе при­ватизации в России и получить хорошее авторское вознаграж­дение за проделанную работу.

А то несправедливо получает­ся. Нынешний глава ГКИ Мак­сим Бойко книгу в Кембридже (США) под весьма символич­ным названием «Приватизиру­ем Россию» в 1995 году издал. Альфред Кох в прошлом году в Швейцарии даже за неиздан­ную и, неизвестно, написанную ли книгу «Приватизация в Рос­сии: экономика и политика» 100 тысяч долларов получил (по чистой, конечно, случайно­сти заказчиком столь драгоцен­ного труда оказалась некая швейцарская бухгалтерская (?) фирма, директор которой одно­временно работает на дочернем предприятии ОНЭКСИМбан­ка). А Анатолию Борисовичу, их духовному отцу, видимо, все недосуг было. И тог­да, если не «Евромани», то ка­кой-нибудь «Евросани» (заодно и рекламу себе сделает) за развал экономики России присвоит Анатолию Борисовичу еще  одно, вполне заслуженное им почетное звание.